Министерство природных ресурсов ЮАР в середине июня 2017 года опубликовало обновленный Устав горнорудной промышленности, в рамках политики президента страны Джейкоба Зумы по радикальной экономической трансформации отрасли в пользу чернокожего населения, призванной ликвидировать доминирование белого меньшинства в экономике. Одна из главных задач — увеличить долю владения чернокожего населения в горнодобывающих компаниях страны до 30%.

Согласно ранней редакции документа, принятого в 2009 году, обязательная доля чернокожего населения в добывающих компаниях определялась в 26%. Предстоящие перемены с компаниями никто не обсуждал, к тому же, министерство не имело юридического права вносить изменения в этот Устав, таким правом наделен только парламент.

Документ вступает в силу через 12 месяцев — в июне 2018 года.

НОВЫЕ ТРЕБОВАНИЯ

Помимо увеличения доли владения до 30%, чернокожие акционеры в компаниях, которые принадлежат белокожим, должны получать 1% от годовой выручки до того, как она будет подлежать распределению между всеми акционерами.

Также, по новому документу, коренное население должно владеть как минимум 50% плюс одной акцией в новых геологоразведочных проектах, включая голосующие права.

Помимо прочего, обновлённый Устав предусматривает увеличение на 80% расходов на местную инфраструктуру: проживание, потребление местных товаров и услуг. Большая часть средств на исследования и разработки также должны расходоваться внутри страны, анализ минеральных образцов — только в местных компаниях, без исключения.

Что касается управления, то в совете директоров должно быть не менее 50% чернокожих с голосующими правами, включая 25% женщин. Аналогичное требование распространяется и собственно на менеджмент. При этом, высший менеджмент должен на 60% состоять из чернокожих, среднее звено на 75%, а руководство младшего звена — на 88%.

ПОЗИЦИЯ КОМПАНИЙ

В ЮАР интересы 90% горнодобывающих компаний защищает общественная горнорудная палата (Mining Chamber). Ее лидеры неоднократно заявляли, что они не против перемен и поддерживают задачи, которые были приняты ранее. Однако, они категорически против изменений в Уставе, так как эти "изменения подрывают его идеи и цели".

"В новой форме Устав ставит под угрозу жизнедеятельность отрасли, которая итак уже находится под экономическим давлением, и тем-не-менее вносит значительный вклад в положительную трансформацию экономики Южной Африки", — отмечается в заявлении палаты.

Генеральный директор горнопромышленной корпорации Exxaro Мксолизи Мгоджо, которая является ярким примером компании, большая часть акционерного капитала которой принадлежит чернокожим, считает, что новый Устав нанесет серьезный удар по всей горной индустрии. "Это нанесет удар по инвестициям, и весь сектор понесет реальные негативные последствия, так как удар ощутит не только горнодобывающая промышленность, но и все смежные отрасли", — уверен он.

В компаниях Petra Diamonds, Harmony Gold и Gold Fields сообщили Вестнику Золотопромышленника, что они не могут комментировать новый Устав, так как являются членами горнопромышленной палаты, которая представляет их интересы. При этом, компании выполняют все условия предыдущего Устава, по которому доля чернокожего населения составляет 26% и более процентов. Так, в Petra, доля владения распределена между трастовым фондом работников и коммерческими партнерами на 12% и 14%, соответственно.

Доля, принадлежащая чернокожим акционерам в Gold Fields составляла около 35%. "Однако, кто-то из них мог продать свою долю, или часть, но мы придерживаемся правила прежнего Устава, "получил однажды, — получил навсегда". Это означает, что если доля чернокожего населения сейчас ниже, мы не должны ее восстанавливать, так как акционер имеет право распоряжаться своими акциями", — говорит представитель компании.

В новом Уставе этот пункт также изменен, и теперь предусматривает постоянную долю чернокожего населения не менее 30%, независимо от предпринятых сделок.

Представители горной палаты считают, что постоянное поддерживание доли возможно путем увеличения количества акций, что неизбежно приведет к размытию долей других акционеров. "Это противозаконно и противоречит конституции", — отмечается в заявлении палаты.

Горнопромышленная палата ЮАР призвала в судебном порядке запретить действие нового Устава, который уже поддержал президент страны.

ЭФФЕКТ

Рейтинговое агентство Moody's, которое недавно пересмотрело долговой рейтинг ЮАР до негативного со стабильного на фоне структурной слабости страны и зависимости от внешнего капитала, выступило с предупреждением, что поправки в Устав горнорудной промышленности снизят приток инвестиций в страну, увеличат производственные затраты, что приведет к сокращению генерации денежных потоков.

В Moody's считают, что увеличение доли чернокожего населения явится негативным фактором для кредитного рейтинга, так как это потребует от компаний использования наличных средств или повышения долга при перераспределении долей.

"Anglo American, AngloGold Ashanti, Gold Fields, Petra Diamonds, Sibanye Gold и South32 будут компаниями, которые больше всех пострадают от действия нового Устава, — отмечают эксперты рейтингового агентства. — К тому же их текущие акционеры вряд ли поддержат дальнейшее размытие своих долей".

Другое рейтинговое агентство Fitch отмечает, что не видит логики в позиции правительства и президента ЮАР, которые ставят в приоритет радикальные трансформации, понимая, что это приведет к ухудшению бизнес климата в стране и помешает росту.

Несмотря на то, что новый Устав вступает в силу через год, только на фоне его публикации, южноафриканский рэнд испытал значительное снижение — по 2% в сутки. Акции Anglo American упали почти на 10%, акции Gold Fields — на 5%, а акции Harmony Gold уже потеряли 15%.

Спустя более 20 лет после падения апартеида в ЮАР белые занимают почти 70% управленческих должностей в частных компаниях, а чернокожие — 14%. При этом, белое население составляет лишь 8% от более чем 50 миллионного населения страны.

До сих пор миллионы чёрных южноафриканцев живут в бедности. Это связано с тем, что из-за исторических причин по уровню образования, социальной ответственности и производительности труда большинство коренных чернокожих африканцев объективно неспособно соответствовать стандартам развитого постиндустриального общества.

В ДРУГИХ СТРАНАХ

Похожий на ЮАР механизм — Black Economic Empowerment действует в Зимбабве — местное население должно владеть 51% в компаниях с иностранным участием.

В Индонезии введен запрет на экспорт руды. Таким образом правительство стимулирует увеличение глубины переработки сырья. По факту компании вынуждены останавливать добычу из-за отсутствия мощностей, строительство которых может занять несколько лет, и оказаться экономически неэффективным. Кроме этого, по закону через 5 лет после начала добычи местным компаниям должно принадлежать 20% в проекте, а через 10 лет — 51%.

В Монголии правительство в 2013 году пересмотрело режим налогообложения для освоения месторождения Ою-Толгой (Oyu Tolgoi) компании Rio Tinto, а сейчас, в рамках президентской выборной кампании вновь идут активные разговоры об увеличении государственной доли в проекте с текущих 34%.

Совсем недавно, 5 июля Танзания приняла закон, по которому государство должно владеть минимум 16% в горнодобывающих проектах, правительство имеет право пересматривать действующие соглашения на добычу природных ресурсов, при этом запрещаются обращения в международный арбитраж. В дополнение, ставка роялти на золото, медь, серебро и платину была увеличена с 4 до 6%. Больше всего новое законодательство затрагивает Acacia Mining, дочернюю компанию Barrick Gold.

Президент Танзании Джон Магуфули занялся перестройкой горнодобывающей промышленности в этом марте, когда запретил экспорт минеральных ресурсов, с целью удвоить к 2025 году доходы для ВВП до 10%, а также добиться строительства перерабатывающих мощностей в стране.

В РОССИИ

В России ресурсный национализм в добывающей отрасли отражает закон о стратегических месторождениях от 2005 года. К стратегическим месторождениям были отнесены те, что содержат запасы нефти от 70 млн тонн, запасы газа от 50 млрд кубометров, запасы золота от 50 тонн и меди — от 500 тысяч тонн. Также в список объектов федерального значения вошли месторождения урана, алмазов, особо чистого кварцевого сырья, редких земель иттриевой группы, никеля, кобальта, тантала, ниобия, бериллия, лития и металлов платиновой группы.

Если иностранный инвестор в процессе разведки недр открывал стратегическое месторождение, то правительство России может отказать ему в праве его разрабатывать. При этом, государство предлагает возместить расходы на поиск и оценку открытого месторождения. Правительство же решает — можно ли компании продолжать работать на открытом месторождении или нет.

С момента введения закон был смягчен, однако даже в мягком варианте побочным действием стало сокращение инвестиций в геологоразведку на территории России.

В соседней Киргизии много лет продолжается борьба правительства и канадской Centerra Gold за Кумтор. Этот золотодобывающий рудник — главный источник валютной выручки и "дойная корова" страны. Под угрозой отзыва лицензии правительство инициировало пересмотр условий по долям владения. Действия правительства вынуждают компанию активизировать усилия по страновой диверсификации и отправлять заработанные в Киргизии деньги на инвестиции в другие юрисдикции.

Ресурсный национализм характерен для многих добывающих стран, основные механизмы — налоги, роялти, ограничение на иностранное владение. Из перечисленного, самый мягкий вариант — налоги, жесткий — национализация добывающих компаний или требование обязательного государственного участия от 25% до 51%.

Побочным эффектом жестких мер часто становится снижение притока иностранных инвестиций — важного источника роста для многих развивающихся стран. Итоговый результат оказывается противоречивым — с одной стороны, местный бюджет получает дополнительный доход, с другой — страна лишается рабочих мест и технологий, которые могли бы прийти вместе с инвестициями из-за рубежа.

Компании из государств с развитой экономикой, добывающие сырье в развивающихся странах, рассматривают ресурсный национализм в терминах "голландская болезнь" и "сырьевое проклятье", руководители же развивающихся стран — в терминах "национальное богатство" и "защита национальных интересов". Основной урон для иностранного бизнеса и инвестиций не в самих налогах и правилах, а в неожиданности инициатив и риске пересмотра уже заключенных инвестиционных соглашений под угрозой отзыва лицензии из-за экологических, национальных или других новых законов.

Вестник Золотопромышленника

http://gold.1prime.ru/reviews/20170718/212528.html